Общественная организация Благотворительный фонд
Українська Русский Англійська

Генетика



     ДНК человека не меняется. Поэтому генетические исследования делаются один раз в жизни. В отличие от биохимических тестов и функциональной диагностики, которые нужно проводить регулярно, для того чтобы проверить, что терапия, которую вы проводите, эффективна.


     Генетических исследований лаборатории предлагают в большом количестве. Но любое генетическое тестирование необходимо только в том случае, если оно дает человеку информацию, которая переводится в позитивные конструктивные действия.

     Генетическое тестирование без понимания того, как решать выявленные генетические проблемы – не этично и бесполезно.

     Конечная цель генетического исследования состоит в том, чтобы использовать тестирование в качестве руководства по правильной нутритивной поддержке, чтобы обойти генетические недостатки, которые обнаруживаются по результатам теста ДНК.

     Цель генетического тестирования состоит в том, чтобы помочь человеку понять, чего избегать в питании, какие добавки, травы и витамины человек может использовать, чтобы обойти уязвимости в определенном питательном проводящем пути в организме.


     Поэтому мы убеждены, что первично, для установления более точного диагноза и подбора наиболее эффективного лечения следует проводить следующие генетические исследования:

     - генетическое исследование мутаций цикла метилирования

     - генетическое исследование целиакии

     - генетическое исследование непереносимости лактозы

     - генетическое исследование для определения синдрома ломкой Х-хромосомы


     Здесь перечислены основные виды генетических исследований, которые могут отражать мутации, наиболее часто влияющие на здоровье ребенка.

     Обращаем внимание, что врач-генетик, после ознакомления с анамнезом и осмотра ребенка, может увидеть необходимость в дополнительных генетических исследованиях, которые могут отразить другие генетические мутации.


     Генетическое исследование мутаций цикла метилирования.


     Метилирование — это одна из наиболее важных метаболических функций организма. Адаптация к стрессу и жизненным перипетиям — это реакции, в которых процессы метилирования играют первостепенное значение. Без адекватных процессов метилирования человек не способен эффективно адаптироваться к изменяющимся условиям, что является прямым путем к преждевременному старению.


     Метилирование — это контролируемая передача метильной группы (СН3) от одного вещества другому: белкам, аминокислотам, ферментам и ДНК. Реакции метилирования происходят триллионы раз в каждой клетке в каждую минуту.


     Существует четыре цикла, которые составляют основу метилирования:


     - цикл мочевины;

     - цикл аммиака;

     - фолатный цикл;

     - метиониновый цикл.


     Цикл метилирования — есть общий биохимический путь, который управляет и способствует широкому спектру важнейших функций организма, включая:


     - включение и выключение генов (регуляция активности генов);

     - обезвреживание химических веществ и токсинов, поступающих извне и образующихся внутри организма;

     - синтез нейротрансмиттеров (дофамин, серотонин, адреналин);

     - метаболизм гормонов (эстрогены);

     - созревание иммунных клеток (Т-клетки и NK-клетки);

     - синтез ДНК и РНК (тимин образуется из урацила);

     - производство энергии (CoQ10, карнитин и АТФ);

     - производство защитного покрытия аксонов нервной ткани (процесс миелинизации).


     Почему важен цикл метилирования?


     Процессы репарации, производства клеточной энергии, регуляции активности ДНК, обезвреживания токсических метаболитов и прочее, помогают организму реагировать на стрессовые факторы окружающей среды, адаптироваться и восстанавливаться. Вот почему снижение функции метилирования способствует возникновению хронических состояний, являющихся основой таких заболеваний, как:


     - сердечно-сосудистые заболевания;

     - рак;

     - сахарный диабет;

     - неврологические расстройства у взрослых;

     - аутизм и другие расстройства спектра, психические расстройства;

     - синдром хронической усталости;

     - болезнь Альцгеймера;

     - бесплодие, невынашивание беременности;

     - аллергия, патология иммунной системы;

     - проблемы с пищеварением;

     - старение.


     Выяснение того, где цикл может лучше выполнять свои задачи, способствует улучшению самочувствия и уменьшению неблагоприятных симптомов.


     Регуляция цикла метилирования


     Метилирование регулируется ключевыми ферментами и кофакторами. Кофакторы представлены определенными витаминами и микроэлементами. К ним относятся цинк, магний, B2, B6, фолаты, B12, ниацин и другие. Когда организму не хватает необходимых субстратов или кофакторов, это ставит под угрозу процессы метилирования.


     Одной из причин, ведущей к дефициту поступления витаминов и микроэлементов, является следование определенной диете. Другой причиной является патология желудочно-кишечного тракта, которая также приводит к неусвоению важных для реакций метилирования компонентов. Третья причина — это наличие генетических полиморфизмов, которые понижают способность поглощать и использовать питательные вещества.


     Как оценить работу цикла метилирования?


     Существует генетическое тестирование, которое позволяет оценить работу ключевых ферментов цикла метилирования. Эта панель SNP была разработана доктором Эми Яско. Панель Яско включает SNP для ряда генов, которые являются неотъемлемой частью путей метилирования.


     Генетические особенности метилирования


     Генетические вариации играют очень важную роль в процессах метилирования. Наличие определенных SNP (однонуклеотидных полиморфизмов) составляют основу несбалансированного метилирования. SNP может присутствовать в одном или обоих генах. Когда он присутствует в одном из генов, то называется гетерозиготным полиморфизмом, когда присутствует в обоих генах — это гомозиготный полиморфизм.


     Из-за наличия полиморфизмов в гомо- или гетерозиготном состоянии, снижается активность путей метилирования. В результате ощущается нехватка метильных групп для выполнения ряда важных функций. Это может заложить основу для дальнейшего пагубного влияния факторов окружающей среды, инфекционных агентов, создать предпосылки для серьезных заболеваний.


     Активность SNP и экспрессия генов часто могут быть изменены эпигенетическими факторами: диета, образ жизни, питание, воздействие токсических веществ. Эффекты SNP часто кумулятивны; экспрессия одного SNP часто зависит от наличия или отсутствия других SNP.


     Идентификация SNPs и их влияние на здоровье и физиологию является постоянной областью исследований — обнаружение и изучение этих небольших изменений в ДНК приведет к улучшению самочувствия и более индивидуализированным медицинским вмешательствам. 


     Гены, которые исследуются в тестировании цикла метилирования:


ГенОписание
1SHMT/C1420TSHMT (серин гидрокси метилтрансфераза): этот продукт гена помогает сместить акцент цикла метилирования в сторону “строительных блоков”, необходимых для синтеза новой ДНК в метаболическом цикле трансформации гомоцистеина в метионин. Поскольку блоки ДНК являются важными, мутации, которые влияют на способность регулировать этот продукт гена и вмешиваться в хрупкий баланс цикла метилирования, могут привести к накоплению гомоцистеина, а также к дисбалансу в других средах организма.
2AHCY/1AHCY 1,2,19 (S аденозил-гомоцистеин гидролаза): эти побочные продукты гена содействуют активности с помощью частью пути, идущего из метионина в гомоцистеин и влияющего на уровень гомоцистеина и аммиак. Таким образом, мутации AHCY ограничивают эти виды деятельности и могут частично смягчать последствия позитивной регуляции/активации CBS таким образом, что уровень таурина остается умеренным, а не повышенным.
3AHCY/2
4AHCY/19
5MTHFR/C677TMTHFR (метилентетрагидрофолатредуктаза): продукты гена MTHFR находятся в критической точке цикла метилирования. Одна из функций помогает преобразовывать гомоцистеин в метионин и служит для удерживания уровня гомоцистеина в пределах нормы. Несколько мутаций гена MTHFR хорошо описаны как ведущие к повышению уровня гомоцистеина, что увеличивает риск сердечно-сосудистых заболеваний, болезни Альцгеймера и рака. Другие генетические вариации в MTHFR могут играть определенную роль в уровне серотонина и дофамина нейромедиаторов, а также в преобразовании BH2 в BH4.
6MTHFR/A1298C
7MTHFR/3
8MTR/A2756G
MTR и MTRR (метионин-синтаза / метионин-синтаза редуктаза): эти два продукта гена работают вместе для восстановления и использования B12 для критической "долгой дороги" в пути метилирования, помогая преобразовывать гомоцистеин в метионин.
Мутации в MTR могут усиливать активность этого продукта гена и это приводит к истощению метильной группы и увеличению потребности в В12, так как фермент расходует B12 более быстрыми темпами. MTRR помогает перерабатывать B12 для того, чтобы его использовала MTR. Мутации, которые влияют на его деятельность, также предполагают большую потребность в B12.
Мутация MTRR 11 (другое буквенное обозначение, отличное от G, будет представлять - мутацию) по-видимому, связана с повышенным уровнем выделения токсичных металлов.
9MTRR/A66G
10MTRR/H595Y
11MTRR/K350A
12MTRR/R415T
13MTRR/S257T
14MTRR/11
15BHMT/1
BHMT (бетаин-гомоцистеин-метилтрансфераза): продукт этого гена занимает центральное место в "кратчайшей дороге" через цикл метилирования для преобразования гомоцистеина в метионин. Деятельность этого побочного продукта гена может быть поражена в результате стресса, и может повлиять на ADD / ADHD, поражая уровень норадреналина.
При следующих трёх мутациях: BHMT (1, 2 и 4), статус + / + может давать в моче UAA
значения, схожие с мутациями CBS, даже если нет активации CBS. Это предполагает, что эти три мутации BHMT приводят к более высоким уровням промежуточных продуктов части пути транссульфирования. С другой стороны, мутация BHMT 8 часто увеличивает уровень MHPG относительно расщепления допамина (HVA) (гомованилиновая кислота), в результате чего нарушается внимание. Повышение глицина (указывающее на выделенный “короткий путь”) является общим признаком с BHMT 8 + / +. Это открытая область, и клинические исследования все еще продолжаются.
16BHMT/2
17BHMT/4
18BHMT/8
19BHMT/A360A
20BHMT/N212N
21CBS/C699T
CBS (цистатионин-бета-синтаза): регулирует ферменты, которые помогают преобразовать гомоцистеин в глутатион, основной антиоксидант. В частности, определенные типы мутаций в генах CBS будут вырабатывать больше конечных продуктов серы в цикле метилирования. В частности, люди, имеющие гомозиготные или гетерозиготные варианты CBS (+ / + или + / -), могут ограничить потребление серосодержащих продуктов (например, крестоцветные, чеснок и такие добавки как MSM, а также препараты типа DMPS.) И гомозиготные и гетерозиготные мутации CBS также имеют более высокий риск проблем при детоксикации аммиака. (Эта мутация может также косвенно влиять на фермент, называемый G6PDH, который оказывает негативное влияние на уровень метаболизма сахара в крови, образование красных кровяных телец и стабильность кровеносных сосудов, что приводит к легкому образованию гематом, кровотечениям и повреждениям кровеносных сосудов).
Следует отметить, что чрезвычайно важные для организма конечные продукты, которые создаются в конце преобразования метионина, это глутатион и таурин. Но есть и побочные продукты (избыточный аммиак и сульфиты), которые являются токсичными для организма.
22COMT/V158MCOMT (катехол-О-метил-трансфераза): основная функция гена COMT – помочь расщеплять допамин. Допамин является нейромедиатором, признается его роль в функции внимания, а также в “ищущем награду поведении”. Он помогает вызвать приятные ощущения, которые помогают в укреплении позитивного поведения. COMT также участвует в расщеплении другого нейромедиатора, норадреналина. Баланс между уровнями норадреналина и допамина важен при ADD/ADHD (синдром дефицита внимания, гиперактивности), кроме того, уровень допамина играет важную роль в таких заболеваниях как болезнь Паркинсона. COMT также участвует в правильной обработке эстрогена в организме. Люди с COMT (-/-) эффективно расщепляют дофамин, по существу, истощая метильные группы из цикла, и могут выдерживать больше добавленных метильных групп. При гомозиготной мутации COMT (+/+) фермент работает вяло, существенно замедляя метилирование химических веществ мозга. В некоторых случаях это лучший сценарий для ребенка с аутизмом, потому что человек не будет, как правило, использовать избыточное количество метильных групп. Тем не менее, с такой характеристикой люди могут испытывать необходимость ограничить или исключить отдачу метила, так как избыток донорства метила может привести к гиперактивности, раздражительности, и отсутствующему поведению. Чувствительность к боли у человека, как недавно установлено, коррелирует с COMT (+/ +).
23COMT/H62H
24COMT/61
25SUOX/S370S
SUOX (сульфит оксидаза): этот побочный продукт гена помогает осуществлять детоксикацию сульфитов в организме. Сульфиты создаются как естественный побочный продукт цикла метилирования, а также попадают в организм с пищей и консервантами, которые мы употребляем. Сульфиты также могут использоваться для предотвращения ржавчины и накипи в посуде для кипячения воды, для приготовления пищи на пару, и даже в производстве целлофана для упаковки пищевых продуктов. Из-за многочисленных зафиксированных случаев FDA требует объявлять на этикетке содержание сульфитов в обработанных пищевых продуктах. Затруднения дыхания являются наиболее распространенным симптомом сульфит-чувствительности у людей. Сульфиты выделяют газ диоксида серы, который может вызывать раздражение в легких и тяжелый приступ астмы у страдающих астмой. Люди с SUOX (+ / -) должны быть очень осторожны с продуктами, содержащими серу и соответствующими добавками.
Дисбалансы в активности этого фермента могут привести к увеличению количества токсичных побочных продуктов серы, потому что SUOX помогает в детоксикации сульфитов и превращает их в менее токсичные формы, которые называются сульфаты. Результаты анализов у имеющих SUOX + / - часто показывают низкий уровень марганца, бора и стронция. Аналогичная картина может возникнуть у людей с очень низким уровнем B12, иногда создавая то, что я можно назвать "функциональной недостаточностью SUOX". Иными словами, фактически не имея мутации SUOX, люди могут иметь другие мутации пути метилирования, которые объединяются и нагружают эту часть цикла, производя аналогичный эффект. Поскольку фермент SUOX использует молибден в качестве кофактора, может произойти истощение молибдена. Снижение уровня молибдена может возникнуть в результате мутаций SUOX, активности CBS или проглатывания или использование серосодержащих соединений. Все эти факторы также могут развить пищевую и экологическую чувствительность, в частности, в связи с отсутствием альдегидоксидазы.
26VDR/Taq1
Чтобы поддерживать и процесс детоксикации, и энергию, людям, имеющим все виды COMT V158M и VDR / Taq следует держать под контролем сопряженный цикл Кребса (также известный как трикарбоновый или цикл TCA - цикл трихлоруксусной кислоты, ЦТК), который отвечает за выработку энергии с помощью реакций, протекающих в митохондриях. VDR / Taq SNP также влияет на общий уровень допамина. Вот почему VDR / Taq и статус V158 COMT вместе являются основными показателями уровня допамина в организме. Соединение V158M COMT и статуса VDR / TAQ определяет количество метильных доноров, которые у данного человека допустимы.
Норма VDR / Taq-/ - связана с более высоким уровнем допамина. VDR / Taq + / + представляет собой изменения в гене, обычно приводящие к снижению уровня допамина. Комбинации и перестановки из этих четырех вариаций SNPs включают широкий спектр уровней допамина и разных степеней разрушения допамина.
При V158M в COMT и VDR Taq + организм лучше переносит метил доноры и рекомендации в отчете по добавкам МПА покажут это. Тем не менее, для имеющих V158M + в COMT или VDR Taq в SNP лучше чередоватьь метил-содержащие добавки, а не использовать их все каждый день. Как альтернатива, имеющим более низкую терпимость к метил-донорам можно начать с ? каждой из рекомендуемых добавок, если они переносятся хорошо, а затем постепенно увеличивать дозы с течением времени. Вы можете поддерживать митохондрии (см. рекомендации в конце Главы) даже до метилирования, если хотите.
27VDR/Fok1
Статус Fok + для VDR (рецептор витамина D) влияет на уровень витамина D, а также связан с потенциальными проблемами сахара в крови. Так как низкий уровень витамина D связан с различными неврологическими заболеваниями, недавние исследования предлагают дополнять его, желательно не менее чем 1000 МЕ дополнительного витамина D в день. Кроме того, шалфей и розмарин помогут поддерживать рецепторы витамина D.
Низкий уровень сахара в крови связан с деятельностью поджелудочной железы и именно поэтому рекомендуют поддержать поджелудочную железу. Основные эмикролементы - хром и ванадий - влияют на уровень сахара крови.
Вариации маркера VDR Fok отражают различия в минеральной плотности костной ткани. Увеличение минеральной плотности костной ткани может отражать увеличение всасывания кальция, но оно также связано с повышенным содержанием в крови концентрации свинца. Вдобавок к проблемам уровня сахара в крови, снижение активности поджелудочной железы иногда связано с повышением уровня щавелевой кислоты в анализах на органические кислоты. Поддержка поджелудочной железы может также помочь их нормализовать. Следует избегать трав щавеля и ревеня, которые могут увеличить уровни щавелевой кислоты. Когда повышены и щавелевая кислота, и триглицериды, считается полезной поддержка печени. Это могут быть Milk Thistle (молочный чертополох) и Dandelion Root (корень одуванчика)
28MAOAГен MAOA кодирует активность расщепления фермента серотонина. При статусе Мао + снижение активности фермента снижает способность разрушать серотонин. Как и при статусе V158M + в COMT, Мао + / + циклическое изменение серотонина от высокого до низкого может привести к перепадам настроения или даже агрессивному поведению. Кроме того, как описано в разделе по кишечнику и бактериальным проблемам, хроническая инфекция может привести к истощению запаса триптофана. Это может подтвердить анализ на органические кислоты, анализ мочи на аминокислоты (UAA), которые отмечают высокий уровень 5 гидрокси индол-уксусной кислоты (5HIAA). Обсессивно-компульсивное расстройство (OCD) поведения также является симптомом. Отсутствие BH4 в связи с алюминиевой интоксикацией, повышение уровня аммиака, и / или мутации A1298C MTHFR – все влияет на уровень серотонина. Ген Mao A не является унаследованным через стандартную генетику Менделя. Ген Mao A "путешествует" с Х-хромосомой и считается зависимым признаком. Так как Х-хромосомы у мужчин могут исходить только от матери, это означает, что отцовский статус гена Mao A не передается статусу гена Mao у сына. У женщин, так как одна Х-хромосома исходит от каждого из родителей, генетика будет иметь тенденцию отражать обоих родителей относительно Mao A SNP.
29NOS/D298ENOS (синтаза окиси азота): фермент NOS играет важную роль в детоксикации аммиака в цикле образования мочевины. Люди, имеющие NOS (+/+), имеют пониженную активность этого фермента. Мутации NOS могут иметь дополнительный эффект при позитивной регуляции/активации CBS из-за увеличения аммиака в результате активации CBS. Мутации в NOS также могут играть свою роль в метаболическом цикле окисляемых видов соединений. Он может быть важен в отношении окисленных видов соединений, выработанных митохондриями, и влиять на выработку энергии, на процессы старения и риски развития рака.
30ACAT/1-02АСАТ 102 (ацетил-коэнзим А ацетилтрансфераза): этот побочный продукт гена вносит свой вклад в липидный баланс, что помогает предотвратить накопление избыточного холестерина. АСАТ участвует также в производстве энергии с помощью поддержки преобразования белков, жиров и углеводов (из пищи) в энергию. В результате мутации АСАТ воздействуют на липидный баланс, уровень холестерина и энергии, а также могут истощать запасы В12 в организме, который необходим для длительного прохождения цикла метилирования.


     Более подробную информацию вы можете прочитать здесь:



     Генетическое исследование целиакии HLA DQ2, DQ7, DQ8


     В основе развития целиакии лежит дефицит специфических ферментов группы пептидаз в кишечной стенке, вследствие чего нарушается расщепление пептина злаков — глютена. Глютен состоит из 4 компонентов: альбумин, глобулин, проламин, глиадин. Глиадин можно разделить на 40 фракций, которые по электрофоретической подвижности объединены в 4 семейства. Наиболее токсичен альфа-глиадин.

     Воспалительные изменения в тонком кишечнике приводят к атрофии ворсинок. Гистопатологические изменения тонкого кишечника представлены в виде: лимфоцитарного инфильтрата, гиперплазии крипт и атрофии кишечных ворсинок. Клиническая картина заболевания весьма разнообразна, от классической формы с тяжелыми желудочно-кишечными расстройствами и синдромом мальабсорбции до бессимптомных или латентных форм, среди которых последние способны перейти в манифестные формы с течением времени.      Классические клинические проявления: боли в животе, нарушение всасывания, понос и/или запор. Клинические симптомы не ограничиваются только органами ЖКТ. К внекишечным проявлениям относятся задержка физического развития, задержка полового развития, железодефицитная анемия, остеопороз, синдром хронической усталости, афтозный стоматит, гипоплазия зубной эмали, герпетиформный стоматит, бесплодие, невынашивание, нервно-психические проявления (атаксия, периферическая полинейропатия, повышенный риск развития неходжкинской лимфомы и других гаcтроинтестинальных неоплазий).

     Целиакия часто ассоциирована с СД 1 типа, АИТ, синдромом Дауна, дефицитом IgA.

     Генетическая предрасположенность связана с определёнными гаплотипами. Более 97% пациентов с целиакией имеют аллели HLA DQ2, DQ8. Окончательный диагноз может быть поставлен на основании биопсии слизистой оболочки кишечника; серологические маркеры — антитела к глиадину, дезаминированному пептиду глиадина, тканевой трансглутаминазе, поверхностным компонентам гладкомышечных волокон (антиэндомизиальные антитела), ретикулину — могут быть использованы для выявления лиц с высокой вероятностью наличия заболевания и формирования когорты пациентов для дальнейшего инвазивного обследования. Особенно информативно исследование IgG у пациентов с дефицитом IgA. IgG-антитела к глиадину являются более чувствительными в диагностике целиакии, но менее специфичными индикаторами по сравнению с IgA-антителами. С другой стороны, IgA-антитела к глиадину менее чувствительные, но более специфичные индикаторы целиакии. Уровень антител к эндомизию, ретикулину и IgA-антител к глиадину изменяется более быстро во время проведения безглютеновой терапии, чем уровень IgG-антител к глиадину, и этот уровень повышается сразу после появления глютена в диете. Таким образом, серологический анализ представляет собой надежный метод контроля соблюдения безглютеновой диеты пациентами, особенно детьми и подростками. Исследования показали, что 10–15% пациентов с целиакией не имеют IgA-антител. Определение IgG-антител позволяет провести диагностику у таких пациентов.

     Лечение целиакии состоит в соблюдении безглютеновой диеты, на фоне которой у большинства пациентов снижаются титры антител и уменьшается атрофия ворсинок кишечника. При переходе пациента на безглютеновую диету необходимо определять серологические маркеры для оценки ответа на лечение. У некоторых пациентов снижение антител происходит в течение 1 года. Устойчивое повышение антител может быть результатом несоблюдения безглютеновой диеты или наличием резистентных форм целиакии, неэффективности назначаемого лечения.


     Генетическое исследование непереносимости лактозы


     Ген LPH (LCT) кодирует аминокислотную последовательность фермента лактазы. Этот фермент вырабатывается в тонком кишечнике и участвует в расщеплении молочного сахара — лактозы.

     Углеводы молока на 99% представлены лактозой. Продукция лактазы энтероцитами может снижаться по двум основным причинам:

     - неповреждёнными энтероцитами из-за генетических дефектов или физиологической незрелости ферментативных систем у детей первого года жизни — первичная лактазная недостаточность;

     - повреждёнными энтероцитами при воспалительном или ином (пищевые аллергии, опухоли) процессе — вторичная лактазная недостаточность.

     При лактазной недостаточности употребление молочных продуктов в этом случае приводит к кишечным расстройствам вследствие неусвоения лактозы. Как правило, после исключения из питания молока и других продуктов, содержащих лактозу, у большинства лиц с лактазной недостаточностью состояние здоровья нормализуется в течение 2–3 недель. 


     Генетическое исследование для определения синдрома ломкой Х-хромосомы


     Синдром ломкой X-хромосомы является генетическим нарушением в X-хромосоме, ведущим к умственной отсталости и нарушениям поведения.

     Распространенность расстройства аутистического спектра при синдроме ломкой х-хромосоме, который ассоциирован с аутизмом, составляет 24-60%.


     Синдром ломкой Х-хромосомы является наиболее распространенной наследственной причиной умственной отсталости, мужчины, как правило,поражаются, чем женщины.

     Симптомы синдрома Ломкой X-хромосомы вызваны нарушением гена FMR1 в Х-хромосоме. Аномалия является нестабильной экспансией тройных повторов; у здоровых людей отмечается < 54 CGG-повторов, а у людей с синдромом ломкой Х-хромосомы – > 200. Считается, что у людей с 55-200 CGG-повторами присутствует премутация из-за того, что повышенное число повторов увеличивает вероятность, что последующая мутация приведет к > 200 повторам у последующего поколения. Из-за относительно небольшого числа задействованных пар нуклеотидов, синдром ломкой Х-хромосомы является не хромосомной аномалией.

     Синдром ломкой Х-хромосомы поражает примерно 1/4000 мужчин и 1/8000 женщин. Премутация является наиболее распространенным явлением. У женщин данное расстройство проявляется, как правило, меньшими нарушениями, чем у мужчин. Ломкие X-хромосомы наследуются по Х-сцепленному типу и не всегда вызывают проявление клинических симптомов.

     В прошлом, определение кариотипа обнаруживало конструкцию на конце длинного плеча Х-хромосомы, за которым следует тонкая нить генетического материала, что было причиной, по которой синдром рассматривался как хромосомная аномалия. Однако этот структурный дефект не появляется при использовании современных цитогенетических техник, и это причина, по которой синдром ломкой Х-хромосомы рассматривается в настоящее время, как нарушение отдельного гена, а не как хромосомная аномалия.

     Клинические проявления

     Люди с синдромом Ломкой Х-хромосомы могут иметь физические, когнитивные и поведенческие отклонения. Типичные признаки включают в себя: большие, выступающие уши, выдающийся подбородок и лоб, высокое сводчатое нёбо, макроорхидизм у лиц мужского пола в постпубертатном периоде. Могут развиться гиперподвижные суставы и болезни сердца (пролапс митрального клапана).

     Когнитивные нарушения могут содержать в себе умственную отсталость от легкой до средней степени тяжести. Могут развиваться черты аутизма, включая персеверативные речь и поведение, слабый зрительный контакт и социальную тревожность.

     Женщины с премутацией могут иметь синдром истощения яичников; менопауза иногда возникает в возрасте примерно 35 лет.

     Диагностика

     ДНК-анализ

     Синдром хрупкой X-хромосомы часто не подозревают до школьного или подросткового возраста, в зависимости от тяжести симптомов. Мальчиков с аутизмом и умственной отсталостью нужно проверить на наличие синдрома ломкой X-хромосомы, особенно при наличии аналогичного заболевания у родственников по материнской линии. Молекулярный анализ ДНК проводится для обнаружения повышенного числа CGG-повторов.

     Лечение

     Поддерживающие меры

     Вмешательство на ранней стадии, включая терапию речи и языка и трудотерапию, может помочь детям с синдромом Ломкой X-хромосомы максимально усилить свои способности.

     Для некоторых детей могут быть полезны стимуляторы, антидепрессанты и успокаивающие препараты.